Главная » ФИНАНСЫ » Кризис веры. Как экономический рост зависит от доверия к власти

Кризис веры. Как экономический рост зависит от доверия к власти

Фoтo Maxim Shemetov / REUTERS

Клоп урoвeнь дoвeрия рoссиян к влaсти скaзывaeтся нe тoлькo нa oбъeмe чaстныx инвeстиций в стрaнe, нo и нa пeрспeктивax рaзвития экoнoмики

Кoгдa рeдaкция Forbes прeдлoжилa мнe прoкoммeнтирoвaть зaявлeниe глaвы Счeтнoй пaлaты Aлeксeя Кудринa o тoм, чтo пользу кого рoстa экoнoмики вaжнo дoвeриe людeй к влaстям, я сильнo удивился. Вo-пeрвыx, общение дoвeрия и экoнoмичeскoгo рoстa кaзaлaсь мнe oчeвиднoй. Вo-втoрыx, смутилo, чтo сии слoвa прoизнeс Aлeксeй Кудрин, кoтoрый, нa мoй угол зрения, сaм нeмaлo сделал для снижения доверия населения к начальство.

Сегодня много говорится о недостатке средств в целях реализации национальных проектов, и это притом, сколько на депозитах корпораций и граждан лежат сильнее ста триллионов рублей. Значит, вопрос заключается приставки не- в недостатке средств, а в дефектах системы трансформации сбережений в капиталовложения. И именно здесь во весь рост встают институциональные проблемы, формальные и неформальные нормы, старшие социальные процессы. Та самая проблема доверия.

Вера и институты

Доверие давно уже относят к числу факторов, которые нужно брать в соображение при анализе эффективности системы институтов. То оно буквально пронизывает всю эту систему. Тогда можно вспомнить мольеровского Журдена, который невыгодный знал, что говорит прозой. Так и автор живем в мире, пронизанном отношениями доверия, сто вспоминая о нем лишь в ходе социологических опросов.

Как-то, приходя в магазин, мы не носим с внешне набор приборов для оценки качества покупаемых продуктов. Для деле это означает, что подавляющее значительная в той или иной степени доверяет магазинам и системе потребительского контроля. Нарушения и пусть даже вопиющие эксцессы создают колебания в этом доверии, а не подрывают общую систему взаимоотношений торговли и потребителей.

Аналогичным образом занятие обстоит и в экономической и социальной жизни. Стабильность отношений подразумевает наличность достаточного доверия к исполнению правил, регулирующих действие институтов.

За последние годы доверие населения к институциональной системе до конца повысилось. Достаточно вспомнить, что в начале 1990-х годов многие хранили близкие сбережения (у кого они были) в стеклянных банках. Теперь же, даже в период экономических сложностей, штат(ы) исправно несут свои деньги в обычные банки. После этого, безусловно, сказалась государственная система страхования вкладов, так и рост надежности самой банковской системы стал важным фактором повышения доверия.

Все же сегодня для перехода к новому качеству экономики, к темпам роста, соответствующим целям майского указа, сего качества институтов уже явно недостаточно.

Слабые места

В нежели именно россияне не доверяют властям и что это связано с экономикой?

Речь идет по-прежнему всего о росте частных и государственных инвестиций. В небухгалтерской экономике вложения — это обмен реальных денег на ожидания будущих прибылей. Сии ожидания требуют высокого уровня доверия к системе институтов, регулирующих инвестиционный развитие.

А с этим сейчас есть проблемы. Например, результаты «чистки», проведенной Центробанком, поставили подина сомнение надежность банков. Выпавшие из шкафов скелеты — «отмывка» средств, сомнительные торговые связи, невозвратные кредиты, выданные фирмам собственников — показали причины, за которым качество их инвестиций оказалось чрезвычайно невысоким.

Аналогичная, но более сложная обстановка сложилась и с инвестициями в инновации. Налицо огромный обострение инновационного потенциала, о чем свидетельствует, например, прирост числа стартапов. Но многочисленные институциональные проблемы, дюжий уровень недоверия стартаперов к возможности реализовать домашние проекты на родине ведут в результате мало-: неграмотный к росту, а к так называемому бегству проектов.

Крупной проблемой вот и все является эффективность инвестиционного процесса. Если вничь в содержание макроэкономических уравнений, то становится приёмом видно, что, например, за проблемой повышения отдачи инвестиций скрывается риторический вопрос качественного отбора инвестиционных проектов. А за сим отбором, в свою очередь, мало таясь, скрывается областной и ведомственный лоббизм.

В этом направлении нужно разрешать институциональные проблемы, учитывать социальные реалии. Однако на деле привычная реакция властей сводится к расширению полномочий контролирующих органов. Никак не учитываются ни реальные возможности контроля, ни знание контролеров, ни причины, толкающие акторов для нарушения.

Насущная задача — повысить эффективность регулирования социально-экономической деятельности (за исключением. Ant. с ее решения рост нереален) — сводится к «перетягиванию каната» средь силовиками, с одной стороны, и бизнесом — с другой.

Срезать эту традицию может лишь кардинальный атанде от примитивного взгляда на экономику равно как на предмет бухгалтерских манипуляций.

Точки роста

Телеграфный экономический рост может быть основан не более чем на повышении эффективности всей институциональной системы, регулирующей социально-экономические взаимоотношения. Причем именно всей системы, элемент по (по грибы) элементом. Пробел в каком-либо значимом элементе короче как в «черную дыру» затягивать возможности других институтов.

На певом месте, что нужно для возвращения доверия граждан, — сие исключить «реформы», затрагивающие базовые ценности активной части общества. Ватага остро реагирует на действия, затрагивающие и тем паче оскорбляющие базовые ценности, прежде всего правда. И в этой области важно вернуть доверие россиян. Сие не значит, что нужно отказаться ото назревших реформ. Просто нужно делать сие профессионально. Тогда большинство «непопулярных» реформ разрешается сделать вполне приемлемыми, если не бешено популярными.

Так, например, назревшая, но плохо подготовленная и опять хуже проведенная пенсионная реформа была воспринята (как) будто прямой вызов принципам справедливости. И в этом контексте впечатляют тары-бары министра финансов Антона Силуанова о том, по какой причине он был удивлен реакцией на нее россиян. Сие заявление демонстрирует как слабое понимание современных общественных процессов, си и отсутствие в правительстве адекватной экспертизы. Отсюда и неприемлемое посадка доверия, и высокие риски еще раз подойти на те же грабли.

Второе — сие борьба с «торговцами страхом». Уровень доверия/недоверия к институтам в стране кардинально превышает реальный уровень рисков. В обществе во вкусе будто бы сложилась такая «коалиция торговцев страхом» — в ней участвуют четвертая власть, несистемная оппозиция и политтехнологическая братия. Их деятельность в этом понятно, но вот что не в такой степени логично, так это вовлеченность и большинства «экспертов», и министров экономического блока, предрекающих всякие несчастья. Их фигурирование в «коалиции» лишь подрывает доверие к власти. Игнорируется начало: преувеличение угроз так же опасно, словно и их недооценка, которая лишает ресурсов развития.

Помимо разрушения этой самой «коалиции торговцев страхом», минус формирования ответственной экспертной среды, дающей взвешенные профессиональные оценки, равновесие рисков и выгод, подлинный рост доверия маловероятен.

В-третьих, с гонором задействовать ресурсы гражданского общества. Сегодня созданы правовые простейшие положения общественного контроля, но пока его внутренние резервы используются слабо. Далеко не все руки и ноги общественных советов при федеральных органах исполнительной администрация готовы проявлять принципиальность в оценке деятельности министерств и ведомств. Только без этого трудно уберечь власть ото просчетов и ошибок.

Слабо работают структуры гражданского общества и получи повышение эффективности институтов, на рост доверия. Поступок не ограничивается впечатляющим примером Ассоциации российских банков (АРБ). Всё-таки ведь знали про «рисованные» балансы, оборона «прачечные» и т.п. Когда я на одной из телепередач сказал оборона эту странную позицию, президент АРБ Гарегин Тосунян ми ответил: «Что, мы должны собачиться не разлей вода с другом?» Кончилось все известным кризисом банковского сообщества.

Поверхность доверия к бизнесу тоже нужно повышать, а сие невозможно без высокого уровня деловой этики, минус реального горизонтального контроля, на которых базируется все система институтов на Западе. Это всего миф, что бизнес лишен этики. Нужно злопамятствовать, что Адам Смит сначала написал «Теорию нравственных чувств», а не долее чем затем — «Исследование о природе и причинах богатства народов». Моральные нормы были и закачаешься многом продолжают оставаться основой эффективных институтов успешных экономик.

Тут. Ant. там нам предстоит трудный путь. Но нужно не без того бы начать большую общественную дискуссию. Доверенность — огромный и пока еще слабо используемый возможность развития. Но без него у страны истощено) шансов на успех.

Точка зрения автора статьи может маловыгодный совпадать с позицией редакции

Оставить комментарий