Главная » ФИНАНСЫ » Власть против денег. Почему стало трудно делать экономические прогнозы

Власть против денег. Почему стало трудно делать экономические прогнозы

Фoтo Getty Images

Сoстoяниe финaнсoвыx рынкoв и динaмикa мирoвoй экoнoмики стaли слишкoм зaвисeть oт публичныx зaявлeний и дeйствий крупныx пoлитикoв. Тaкaя ситуaция сoздaeт oпaснoсть кaк чтобы дeнeг чaстныx инвeстoрoв, тaк и для экoнoмичeскoй стaбильнoсти в мирe

Мирoвaя экoнoмикa зaвeршилa 2018 гoд в oчeнь xoрoшeй фoрмe: пoкaзaтeли сoвoкупнoгo ВВП рoсли высoкими тeмпaми и пo итогам возраст могли выйти на уровень 3,3%, незанятость в странах G7 близка к историческим минимумам и в перспективе может ханыжить ниже 4,7%. Доля инвестиций в структуре ключевых экономик увеличивается — скажем так, в США этот показатель по итогам третьего квартала прошлого годы достиг 21,5%. Рост инвестиций подстегивает надобность на сырьевые товары, что благоприятно отражается держи состоянии «сырьевых экономик», таких как Московия, Бразилия или Австралия.

Потребительская активность в развитых странах также увеличивается, и, хотя ее динамика к концу 2018 лета начала замедляться, показатели все еще значительно выше средних за последние 15 полет. Низкая безработица вынуждает корпорации конкурировать из-за трудовые ресурсы, а это приводит к повышению заработных палица и, соответственно, стимулирует рост доходов населения.

В в таком случае же время бум потребления положительно сказывается получи объеме мировой торговли, что толкает прибыли компаний к верховью. За последние 2 года темп прироста корпоративных прибылей в США вышел сверху двузначный уровень, а в отдельных секторах экономики, взять в технологическом, показатели прибыли ежегодно поднимаются сверху 30%. Аналогичная ситуация наблюдается и в ключевых странах Европы.

Хорошая конфигурация мировой экономики — во многом заслуга праздник экономической политики, которую проводили монетарные и фискальные полномочия в западных странах в посткризисный период. Со времен глобального финансового кризиса 2008-го регуляторы научились (до)станет эффективно использовать методы монетарного стимулирования и с их через купировать большинство острых проблем.

К сожалению, заинтересованность к отдельным «болевым точкам» было недостаточным: остатки проблем оказались законсервированы, а не решены. Вотан из ярких примеров — это бюджетный поворот в Италии, разразившийся летом 2018 года. Симпатия, по сути, является отголоском нерешенных долговых проблем еврозоны, возникших в посткризисный фаза. Но подобные очаги нестабильности едва ли могут основные черты причиной новой рецессии в глобальной экономике.

С огромной форой большее опасение вызывает растущее влияние геополитического фактора. Ежели составить список «страшилок», которые в теории могли бы вызвать мировую экономику в состояние рецессии в ближайшие сам-друг года, то на первое место, естественное дело, стоит поставить непредсказуемые действия известных политиков. Аж центральные банки, которые должны бы не утрачиваться полностью независимыми, чувствуют давление тех иначе иных политических сил. Президент США Дональд Бродячее судно не только позволяет себе комментировать поступки ФРС США (чего раньше никогда никак не случалось), но и уже открыто указывает для то, как должен действовать регулятор.

Курс стала определяющим фактором и в мировой торговле. Совершенствование протекционизма, усилившийся с приходом Трампа к власти в 2016 году, к текущему моменту перешел в открытую фазу «торговых войн» с Китаем, вдобавок их масштабы впечатляют: на сегодня сделано половина торгового оборота США и Китая обременена дополнительными тарифами. Не раздумывая экономисты и участники финансовых рынков всерьез рассматривают план, при котором весь товарооборот между двумя странами (а сие порядка $650 млрд в год) будет обложен пошлинами. Необдуманное утилизация протекционизма в таком масштабе действительно способно сделать ощутимый вред мировой торговле и вогнать экономику в рецессию.

Санкции — до сей поры один яркий пример использования экономических рычагов на достижения политических целей. Причем в контексте экономики санкционные распоряжения — это всегда обоюдовредная ситуация: страдает и оный, кто вводит санкции, и тот, против кого они применяются. География санкций в 2018 году полнове расширилась: туда, помимо России, уже вошли Оттаманская империя, Китай и рискует войти Индия. Надо назвать, что даже европейские страны не застрахованы ото попадания в те или иные списки. И даром что моментальный эффект от санкционной политики возьми мировую экономику не столь значительный, наподобие, например от «торговых войн», на побольше длинном отрезке времени ограничительные меры создают буферный) запас для больших проблем.

Политика санкций подрывает конфиденция к текущей структуре мировой финансовой системы. Когда-никогда любой экономический агент может попасть в санкционные списки и оказаться в действительности отключенным от финансовой инфраструктуры, у большинства компаний возникает корыстолюбие диверсифицировать эти риски и найти альтернативные способы расчетов. Не кто иной поэтому все чаще звучат разговоры о книга, что мировой экономике нужны альтернативные американскому доллару валюты для того ведения внешнеэкономической деятельности и что необходимо упражнять независимые от США институты. Хотя нужно произносить, что в настоящее время даже значительное планирование объема долларовых расчетов и перевод их в другую валюту выглядят маловероятными в обозримом будущем — через меру много для этого надо задействовать ресурсов, которых у экономики ни духу. Но движение в эту сторону однозначно горазд интенсивнее.

Наиболее значимый негативный эффект ото роста влияния политики на экономику — сие уменьшение предсказуемости последней. Когда экономические агенты безлюдный (=малолюдный) могут прогнозировать будущее и строить финансовые модели, они предпочитают безлюдный (=малолюдный) делать инвестиций. Они гораздо консервативнее подходят к распределению прибылей, перенаправляя денежные потоки в самый консервативные защитные инструменты. Сохранить тот возбуждение, который получила мировая экономика в последние три годы, без снижения политических рисков будет чуть ли не невозможно. Поэтому риск рецессии мировой экономики в ближайшие высшая оценка лет напрямую зависит от того, смогут ли теперь политики договориться по ключевым вопросам иначе говоря нет. А до тех пор финансовые рынки будут ютиться в условиях повышенной волатильности и чувствительности к стрессам.

Оставить комментарий