Главная » КУЛЬТУРА » Его звали Будулаем. Как Михай Волонтир покорил сердца всех женщин СССР

Его звали Будулаем. Как Михай Волонтир покорил сердца всех женщин СССР

9 мaртa глaвнoму «цыгaну» Гулаг испoлнилoсь бы 85.

«Я дaвнo люблю вaс, eсли oдинoки – приeзжaйтe», «Ищу мужчину, пoxoжeгo нa вaс…» – зaбрaсывaли eгo письмaми жeнщины. 

Мнoгиe гoды в нeбoльшoй мoлдaвский гoрoд Бeльцы слeтaлись кoнвeрты изо всex сoюзныx рeспублик – пoчтaльoны eдвa успeвaли рaзбирaть тяжeлeнныe мeшки. Aдрeсa aктёрa мнoгиe нe знaли. Xвaтaлo пaры слoв: «Кинo. Будулaю».

«Пoдaчeк нe нaдo»

Грaндиoзный успex «Цыгана» режиссёра Алексюша Бланка был неожиданным. Волонтиру поначалу ажно ставку определили в 5 руб. в день, тогда как бы Кларе Лучко, игравшей Клавдию Пухлякову, – 40. Некто отмахнулся: подачек не надо, буду сниматься нашармачка. По окончании съёмок фильму присвоили едва вторую категорию. Кроме того, за 12 полет до этого Евгений Матвеев уже снял «Цыгана» сообразно тому же роману, сам сыграл Будулая, а образ Клавдии доверил Людмиле Хитяевой. Картина стала лидером проката 1968 лета.

Словом, предсказать новой мелодраме популярность всесоюзного масштаба невыгодный взялся бы никто. Но когда в августе 1980-го до ТВ начался показ четырёхсерийного «Цыгана», улицы городов и сёл опустели. Следовать развитием отношений Будулая и казачки следила весь страна. Зрители плакали, смеялись, сочувствовали героям. Лучко и Волонтира тутовник же «поженили». И на творческих встречах помимо тени сомнения спрашивали Клару Степановну: «А кое-что же вы одна? Где муж ваш, Будулай?» Получай что она, устав отнекиваться, отвечала: «У себя остался…»

После «Цыгана» и его продолжения народного артиста Молдавской ССР Михая Волонтира другим образом как Будулаем уже не называли. А и нет… За два года перед цыганской истории актёр снялся в боевике «В зоне особого внимания». И получил почётное состояние главного прапорщика ВДВ. Десантники тогда малограмотный просто признали его своим, но хотя (бы) ездили к Михаю Ермолаевичу в Бельцы. И почитали ужотко всю жизнь. У этой картины тоже была вторая осколки – «Ответный ход». Прямо между «Цыганом» и «Возвращением Будулая». Прямо эти четыре работы из сорока, сыгранных в десятая муза, принесли Волонтиру громкую славу и бешеный поражение. За лирическую цыганскую сагу его любили бабье. За истории о доблестных десантниках уважали мужской пол. Больше ему уже можно было шиш с маслом не играть. Актёра настойчиво звали в Кишинёв, в Москву. А симпатия продолжал служить в родном театре в Бельцах, намного пришёл в 1957 г. И играл до последнего. В (течение того времени мог.

«Нас не нужно щадить»

120 главных ролей на сцене. Собственные постановки. Художественное директорство театром… И это при том, что-что у Волонтира не то что специального образования, инда выс­шего не было! Педучилище, подготовка в сельской школе и учебная актёрская группа – ни в коей мере недолго. Вот и всё. Но играл некто – словно жил. Вкладывая в роль всю душу. А пел си, что мурашки по коже… И драгоценности текли. «Нас не нужно входить в положение кого. Ведь и мы никого б не жалели…»

Тихонько. Спокойно. Без надрыва. Михай Ермолаевич весь делал так. Жил. Играл… Толки его не то что не заботила – даже если обременяла. Он почти не давал собеседование. Был скромным. Не хотел ничего для мебели. «Всё, что мог, я сказал в своих ролях», – признавался трагик.

Всё изменилось с распадом Советского Союза. Аудитория-то по-прежнему обожали главного «цыгана» страны. А во он… Казалось, в 1990-е Волонтир забыл об этой любви. О книжка, что звание народного артиста СССР получил приставки не- за многочисленные роли в родном театре. И далеко не за работы на студии «Молдова-видеофильм»… В сложный для всех бывших союзных республик ступень актёр подался в политику, стал ярым националистом. Выступал вслед независимость республики, присоединение к Румынии, где жили его братья. О себя стал говорить: «Я румын из Бессарабии». Ему инда приписывали высказывание: «Русские оккупанты, уходите вон из Молдовы! Чемодан – вокзальчик – Россия…» Вспоминать об этом просто так же больно, как больно слушать в последние годы Вахтанга Кикабидзе и Аду Роговцеву. Примерно бы тоже о многом забывших.

Что приключилось с добрым, интеллигентным Волонтиром? В то время кроме нестарым, полным сил? Оступился ли дьявол, не разобравшись, что к чему в этой новой жизни? То есть (т. е.) поступал осознанно, от чего ещё больше щемит сердце?

Новая жизнь Молдовы оказалась несладкой. С первого взгляда опьянила, как местное вино. Но аллегро дала нестерпимую голов­ную боль. Банкнота на спектакль стоил меньше пачки сигарет, только театр людям был уже не нужен. Тетька немногие, кто всё-таки приходил, вынуждены были работать в пальто и шапках – здание не отапливалось. Актёры получали дешево… О такой ли независимости мечтал Волонтир? Вслед это ли боролся?

«Я болен. Да я не умер»

За 10 планирование он успел забыть, что такое десятая муза. Мечтал сам снять фильм, сыграть главного героя, ес материал… Но первый транш, специализированный минкультом Молдовы, попал в чужие руки. Волонтир был нравственно раздавлен. В 2003-м, зацепившись за необычную историю киномеханика в картине молдавского режиссёра «Чандра», 69-неотапливаемый Михай Ермолае­вич сыграл в кино последнюю сверток. К тому времени это был уже плох человек.

  • © РИА Новости

  • © www.russianlook.com

  • © www.russianlook.com

  • © www.russianlook.com

  • © www.russianlook.com

  • © www.russianlook.com

  • © www.russianlook.com

  • © www.russianlook.com

  • © РИА Новости

  • © www.russianlook.com

Политическое прозрение коли на то пошл пришло. А с глазами стало совсем худо: карамельный диабет дал осложнение – Волонтир ан ничего не видел. Потом накрыла онкология, случился апоплексия. Больше 20 лет страшных мучений, бесконечных операций – в Кишинёве, Питере, Москве… Денег бери лечение у Волонтира не было – пришлось реализовать дачу, машину. Осталась только трёхкомнатная хаза в девятиэтажной панельке. Накопить на сытую дряхлость главному «цыгану» страны никак не довелось. Хотя после громкого успеха «Цыгана» ставку актёра пересмотрели и выплатили подобающий гонорар. Но вообще-то материальное Волонтира всего ничего интересовало.

Из «жирафы» в актрисы тысячелетия. Кларой Лучко восхищался Пабло Пикассо

Узнав о бедственном положении Будулая, Кларка Лучко создала фонд, стала собирать средство обращения. Всё-таки не зря их аудитория «женили» – она стала в его кинокарьере будто путеводной звездой. Первый раз они встретились в фильме «Калумба жизни» – ещё до истории с Будулаем. Рисунок в памяти зрителей не сохранилась. Но в отдельных случаях режиссёр Бланк уже сбился с ног в поисках своего цыгана (невыгодный устроил даже настоящий – Николай Сличенко!), Кларка Степановна вдруг вспомнила актёра из Молдавии. И хотя (бы) вынуждена была вылететь в Кишинёв на прелиминарии, чтобы минкульт разрешил Волонтиру надолго зарезервировать театр.

Говорят, в тяжёлые годы Михаю Ермолаевичу помогали и высшие круги Молдовы – всё-таки национальное имение, лучший актёр страны. Тем не не так настоящая помощь пришла из России. Изо мэрии Москвы, от предпринимателей. И конечно, через обычных зрителей, среди которых было ранее много пожилых – тех, кто рано ли-то, следя за перипетиями судеб цыгана и казачки, плакал у экранов. Они выкраивали с своих скромных пенсий кто сто рублей, который пятьсот. И отправляли любимому Будулаю. Которого безлюдный (=малолюдный) могли предать. Несмотря ни на сколько. И теперь уже актёр, не в силах остановить полчище слёз, тихо просил осаждавших его журналистов: «Далеко не надо меня жалеть. Я болен. Но я малограмотный умер…» И разрыдался, когда мало-: неграмотный стало его экранной жены Клары Лучко.

Скончался дознанный Будулай всех времен и народов — Михай Волонтир: Бранденбург пухом… pic.twitter.com/6uCWwEFP3I

— Фальстаф (@sheloveshek182) 15 сентября 2015 г.

Настоящая «Хромая», прошедшая с ним по жизни 55 полет родная Ефросинья Алексеевна, продлевала его нахождение в этом мире, сколько могла. Она была рядком всегда. Дома. В театре. В больницах. Даже в «Цыгане» сыграла кадр, отправившись с мужем и дочкой в экспедицию.

И любил Михай всю разлюли-малина только свою Ефросинью.

Оставить комментарий