Главная » КУЛЬТУРА » «Я ещё о-го-го!». Секреты жизнелюбия от легенд российских кино и театра

«Я ещё о-го-го!». Секреты жизнелюбия от легенд российских кино и театра

Oднoй изо пeрвooчeрeдныx зaдaч гoсудaрствo пoсчитaлo прoдлeниe жизни свoиx грaждaн.

Нaцпрoeктoм «Дeмoгрaфия» прeдусмaтривaeтся мнoгo нoвшeств исполнение) пoвышeния кaчeствa жизни стaршeгo пoкoлeния. Нo умeниe быть в живых нaсыщeннo в любoм вoзрaстe зaвисит и oт нaс сaмиx.

Вaсилий Лaнoвoй: «Живу нaдeждaми»

– Кoгдa кoму-тo другoму испoлняeтся 80 лeт, пишущий эти строки гoвoрим: oй, кaкoй стaрый. A вoт прo сeбя нe рискнёшь тaк скaзaть. В этoм, наверно, мамочка и папочка «виноваты» – в фолиант, что я ещё бегаю, ещё прыгаю. И по отношению ко всему – я ещё о-го-го-го! Часом человек прожил много лет, он начинает точно по-другому оценивать и дружбу, и небеса, и нравственные критерии – в таком случае, что делает суть самого человека и век его красивой. 

Там зажигают звёзды. Идеже можно увидеть Гармаша, Гафта и Костолевского

Однако, бывает, ко мне приходят студенты, в 20 парение – и уже старики. Никакого интереса ни к чему. Мороз по спине продирает, когда видишь такое. 

Я принадлежу к праздник категории актёров, которые в театре проработали столько парение, что относятся к нему как к самому родному дому. 63 годы служу в Театре им. Вахтангова. Столько безграмотный живут, как мне сказал один отставник театра. Когда открывается очередной сезон, у меня до скончания веков есть надежды – надежды, что конец будет в порядке со здоровьем, с театром, что-то попадётся хорошая пьеса, а в ней – хорошая миссия. В общем, надежда становится в первую позицию и ждёт команды «(парадный) фасад». А ещё возвращение после каникул в иностран дом – всегда подарок. Подарок про меня и спектакль «Пристань». Обделанный к юбилею Театра им. Вахтангова, он вобрал в себя тутти лучшее, что говорилось в наших постановках. Я позднее читаю Пушкина, которого люблю, перед которым преклоняюсь, и что тоже вбирает тему жизни в себя.

Веруля Васильева: «Нет ни диет, ни спорта. Трескать (за (в) обе щеки) только театр!»

– В чём хитрость моей моложавости? Знаете, я ничего особенного мало-: неграмотный делаю. Нет ни диет, ни физкультур. Видимо, он в том, что я живу ради театра. У меня отсутствует никаких забот, кроме театра и меня самой, которая в этом театре должна красоваться. Живу очень скромно, я не компанейская, у меня никак не бывает бессонных ночей или чтобы я выпила и у меня заутро болела бы голова. Этих грехов у меня налицо денег не состоит. Лень – есть. Но меня шишка на ровном месте и не заставляет ничего делать!

Мне подфартнуло: к моему 90-летию в Театре сатиры поставили трёхчасовой действо-бенефис «Роковое влечение», ради что я очень благодарна руководителю театра Александру Ширвиндту и режиссёру Андрею Житинкину. Тяжба работы был очень лёгким, дружеским, любовным. Ми так дорога роль забытой всеми кинодивы Ирмы Гарленд, влюбившейся одновременно в мужчину намного моложе её. Если поспросить. Ant. ответить актрису: «О чём ты мечтаешь?», возлюбленная бы ответила: «Я бы хотела получи сцене любить, страдать, быть смешной». Любое это есть в этой роли, абсолютно трендец! «Роковое влечение» – сие награда для меня, награда за пир (жизненный), за все трудности. Были периоды, порой из-за отсут­ствия ролей я аспидски страдала, но уйти из театра когда оно будет в воскресенье не хотела. Мне всегда было в нём спасибо, все люди для меня родные, неважный (=маловажный) было ни одной души, кого бы я невыгодный любила. 

Другая тётенька в моём 93-летнем возрасте скажет: какая амур? А я, наоборот, отвечу: а почему нет? Я могу влюбиться в кого! Бог дал мне такую старость, какими судьбами я даже и старостью бы это не назвала. Я по мнению-преж­нему активна, играю в театре и счастлива, понимаете? Лаз на сцену мне душевно необходим. 

Якобы любая актриса, я мечтаю о новых ролях. В кинематограф интересных предложений нет, от сериалов отказываюсь, неинтересны ми все эти тёти Дуни-Мани, которые варят суп и сидят на кухне и ждут своих внуков. Ради меня в любой роли должна быть какая-в таком случае романтика. Такую героиню я согласна играть аж бесплатно (смеётся).

Зинаида  Кириенко: «Чувствительный нрав всегда молодит»

– Знаете, посему одна женщина с возрастом становится похожа получи и распишись Бабу-ягу, а другая внешне делается интереснее? Целое от характера! Эмоции, которые вы чаще целом) испытываете, «отпечатываются» на лице с годами. Нежели больше желаешь зла людям, тем дурнее выглядишь. И превратно. Добрый нрав молодит. «Возлюби ближнего сво­его» – малограмотный значит «родного», потому сколько родного ты и так любишь. Возлюби ближнего, с которым общаешься из-за пределами дома. По крайней мере, никак не желай ему зла, даже если симпатия тебе его причинил. 

В моём возрасте ранее понимаешь: у природы нет плохой погоды, аминь сезоны по-своему прекрасны, в каждом жрать свои прелести, своё неповторимое очарование. Не без того, признаюсь, сейчас жару переношу тяжеловато, а весною порой обостряются какие-то болячки. Однако это не мешает мне каждое утро рассыпаться и радоваться тому, что я могу наблюдать следовать природой. 

Что ни говори, хотя всё равно мы, южане, с землёй преимущественно связаны, нежели те, кто на севере родился. Я одноземка Махачкалы, потом мы переехали в Дербент, а затем войны – на Ставрополье. Там у нас было своё спецхозяйство. С возрастом я осознала: для меня общение с землёй – сие не только радость, но и утешение в трудные моменты. 

С годами у меня выработалась манера держать себя в тонусе. Я даже в магазин мало-: неграмотный могу позволить себе выйти абы подобно ((тому) как)! Хоть чуть-чуть, но надо подмазаться. Нельзя оскорблять зрителей своим неопрятным внешним видом, особенно тех, кто именно относится к тебе с любовью. На улицах ко ми подходят люди, благодарят за роли в фильмах «Заглушенный Дон», «Поэма о много», «Судьба человека». И у меня через этого на душе ещё теплее становится.

Юка Соломин: «Я заряжаюсь даже ото футбола»

– Конечно, с возрастом силы день) от(о) (часа уходят, но я заряжаюсь, когда вижу хорошее реализация: будь то музыка, спектакль, балет, король спорта или гимнастика. И, конечно же, работа держит в тонусе вовек. Я счастливый человек – у меня есть арена-дом. В Малом театре вышла премьера – выше- спектакль «Дальше – тишина». Заваруха пожилых Ромео и Джульетты в исполнении народных артистов Людмилы Поляковой и Владимира Носика. Я одновременно зацепился за эту пьесу. Потому что-то она о тишине, которая нас всех кое-когда-то ждёт. Об отцах и детях. О любви. Я думаю, чисто человек – это самое сложное суть, потому что он обладает душой. Душевный порыв у человека реагирует в любом возрасте только возьми настоящее. Великая актриса Вера Николаевна Пашенная, у которой я учился, говорила: «Уходя со сцены, оставляйте кусочек своего сердца». И да мы с тобой стараемся это делать в своих постановках, стараемся дер­сеять высокую планку. 

Ещё я очень люблю собак – я у них от случая к случаю учусь, общение с ними всегда даёт силы. У нас империя деньги выделяет на приюты для бездомных животных. У меня по сию пору нет времени их посетить, но беспременно съезжу. И знаю: не удержусь и заберу кого-нибудь, зато хорошо у меня уже есть три собаки и четверик кошки. Мало того, и у моих правнуков три собаки и одна пума – это передаётся. Очень многое позволительно сказать о человеке по тому, как возлюбленный смотрит на бездомных собак и как с ними обращается. Кабы жестоко, я бы не стал дружить с ним – эдакий никого не пожалеет.

Глеб Панфилов и Инура Чурикова: «Семья даёт силы»

Глебушка Панфилов: – Как существовать в активном долголетии? До настоящего времени очень просто. Пока дано, пока свербит что-то делать, надо делать. В (то желание не исчезло – надо потеть над чем. А работа, в свою очередь, стимулирует желание обретаться. Конечно, энергия с годами видоизменяется. Приходится принимать к ней более экономно, рассчитывать силы. Выше энергия тратилась нещадно. Сейчас нет, экономлю. Трачу лишь только на нужное.

Инна Чурикова: – Естественно, семья даёт силы жить. Нужно не надышаться на кого и идти друг другу навстречу. А ещё считаться с чем делать любимое дело вместе, тогда для конфликты времени не останется. Вообще из (людей помимо продолжения рода имеет ещё одну беспредельно важную миссию – работать всю век. И работа должна быть любимая, обоюдная, когда-нибудь она делается с радостью вместе. Соединение сих обстоятельств и позволяет нам с Глебом быть сбочку.

Оставить комментарий